хостинг беларусь

Stol-Kam Kamenets

 

ФОРПОСТ БЕЛОВЕЖИ

 

На территории бывшего Союза вряд ли  найдется человек, никогда не слышавший о Беловежской пуще. Благодаря одноименной песне Александры Пахмутовой и Николая Добронравова, исполненной лет тридцать назад гремевшими тогда на всю страну «Песнярами», пуща стала настоящей "знаменитостью". Да и сегодня, как показал недавно социологический опрос» большинство россиян считают песню "Беловежская пуща" неофициальным гимном Беларуси.

А что большинство из нас знает о самой пуще? Совсем немного: что это большой заповедный лес на запада Беларуси и востоке Польши, что в нем живет древнее животное  зубр, что где-то в пуще есть населенный пункт Вискули, где в конце 1991 года лидеры России, Беларуси и Украины документально зафиксировали крах великой державы...

Если же особо любознательный товарищ захочет узнать о пуще побольше, его ждет немало неожиданностей и загадок. И, пожалуй, первая из них, с которой он столкнется в своих исследованиях,  в самом названии Национального парка. Почему пуща  "Беловежская"? Значит, где-то рядом есть белая вежа (белорусское название башни). Причем башня эта (или хотя бы руины ее, или   оставшиеся о ней воспоминания) должна быть очень древней: пуще-то с названием вместе уже более пятисот лет... Вот тут и начинается самое интересное. Вежа в окрестностях пущи имеется  да какая! Настоящая пограничная крепость 1276 года постройки. Высота  около тридцати метров, стоит на горе, низкие облака просто цепляются за ее прямоугольные, по всем правилам средневековья выложенные зубья. Стоит она в центре города Каменец Брестской области, в нескольких километрах от начала пущи (сердце белорусской Беловежи  в Каменецком же районе, в деревне Каменюки, где находятся все исследовательские лаборатории Национального парка). Короче, все сходится, вежа, давшая пуще название, найдена...

Да не тут-то было! Веже  не белая, и белой никогда за все семьсот тридцать лет своего существования не была. Выложена она из красного, как пасхальное яйцо, кирпича. Так что ошибочка вышла...

Но тут, я полагаю, незадачливый исследователь белорусской топонимики вряд ли останется разочарованным (если он на самом деле человек любознательный). Потому что и у самой вежи, и у ее ровесника  Каменца, потрясающая история, которой может похвастаться даже не всякая древняя столица.

 

"Град каменный среди пустыни"...

История возникновения Каменца напрямую связана с родовым проклятием. Причем в далеком XIII веке она так впечатлила современников, что они зафиксировали ее в галицко-волынской летописи.  Началось все с того» что сын короля Литовского Миндовга (а столица королевства была в Новогрудке) Войшелк решил стать монахом. После смерти отца он еще некоторое время управлял своими землями, но потом удалился от мирской суеты в монастырь (в деревне Лаврышево Новогрудского района Гродненской области до сих пор хранятся воспоминания об этой древней обители). Отрекшись от   дел земных, князь-монах  передал право на правление своему зятю  Шварну Даниловичу. Что, однако, очень не понравилось брату последнего  князю Галицкому Льву Даниловичу, который в родстве с Войшелком не состоял, но претензии на власть почему-то имел. Он решил жестоко отомстить  Войшелку,  что тот избрал преемником не его, а брата, а если говорить проще  убить святошу. Причем замыслил он это сделать не у себя в дoмe, куда Войшелка ему было не заманить, поскольку монах догадывался, что галицкий князь наточил на него зуб и меч.

Лев Данилович пригласил Войшелка в гости не к себе, а к соседу  князю Волынскому Васильке. Войшелк принял приглашение, но, никому не доверяя, потребовал у хозяина гарантий своей безопасности. Ничего не подозревающий о вероломных планах Льва Даниловича, Василько пообещал, что с гостем ничего не случится.

А ночью люди Льва Даниловича убили Войшелка прямо в монастыре, где он остановился. Умирая, князь-монах изверг страшное проклятие. Но не на голову своего убийцы, а на того, кто обещал» что ничего на случится,  на князя волынского, его род и его город Владимир-Волынский.

В то время проклятие монаха, да еще в стенах монастыря считалось смерти подобным. Спасаясь, князь Василыко удалился в пустошь и стал жить отшельником в надежде вымолить себе прощение. Не помогло: в скором времени князь отошел в мир иной, оставив сыну Владимиру в наследство свои земли и проклятие.

Всю свою жизнь Владимир Васильевич посвятил тому, чтобы от этого проклятия избавиться. Он строил храмы по всему княжеству, помогал обездоленным, во время голода помог провиантом даже враждебному племени ятвягов (что в те жестокие времена считалось неслыханной щедростью)... Но внутренний голос подсказывал князю, что этого недостаточно. И тогда он стал искать совета в Библии. Открыл Книгу Книг наугад и прочел: "Возводить грады каменныя среди пустыни". Князь посчитал это прямым руководством к действию и на равнине у огромного непроходимого леса на берегу реки Лосна приказал заложить "град каменный"  Каменец.

Правда, князю это мало помогло. Спустя несколько лет он умер, не оставив наследников, от страшной болезни: незаживающая язва буквально выела ему всю нижнюю челюсть. Но через несколько месяцев, когда гроб князя вскрыли, его тело было нетленным и благоухало. В княжестве его почитали как святого. А в Каменце  особенно. И современные горожане вспоминают его добрым словом. Правда, памятник в центре города, у подножия вежи поставили зубру и Алексе  это он, славный зодчий, по свидетельству той же летописи, и строил по княжескому слову город и вежу. Вместе с тысячами безымянных, о ком летописи умолчали.

 

Столп каменецкий

От того, первозданного Каменца только вежа сегодня и осталась. Беларусь вообще не может похвастать большим количеством архитектурных памятников. Да и те что сохранились,  это чудо, промысел Божий. По этой земле прокатилось столько разрушительнейших войн, что именно так, пожалуй, нужно все, что на ней с далеких веков осталось, называть. Каменецкая вежа, или, как ее внушительно и коротко называют местные жители,  столп,  одно из таких чудес. Приезжающие в Каменец туристы из Европы, те же англичане, у которых на их спокойном острове таких старых башен  сотни, смотрят и... не верят глазам своим и тому, что столпу  более семисот лет. Зная историю, и зная, что в Беларуси памятники такого возраста можно пересчитать на пальцах одной руки, поверить действительно сложно. А если еще узнать, сколько раз город осаждали крестоносцы и крымские татары, а еще о том, что археологический пласт Каменца XIV века  сплошная выгоревшая черная земля, и вспомнить о последней войне, когда от того же Минска остались почти одни руины, а в городке Лиозно не осталось ни одного дома вообще... вежу действительно хранил Бог. И, конечно же, люди, которые не давали ей рухнуть с ее подоблачной высоты.

Несколько сотен лет башня, утратив свое оборонительное значение, стояла забытая и заброшенная. В начале прошлого века ее могли очень даже просто разобрать на кирпич. Но в пущу на охоту зачастил император Николай II, и местный священник Лев Паевский обратился к нему с нижайшей просьбой  помочь в ремонте местной церкви и обратить внимание на заброшенную всеми башню. Царь заинтересовался историей столпа, и вскоре из императорской казны на счет Русского археологического общества была перечислена сумма, вполне достаточная, чтобы провести реставрацию За два года работ под руководством архитектора Суслова и реставратора Покрышкина вежа вернулась к жизни. Она сумела по-настоящему удивить видавших виды реставраторов: деревянные перекрытия внутри сохранились в ней с XIII века, (а 22 каменные ступени, положенные когда-то Алексой и соратниками, живы до сих пор!).

Во время последней войны столп не пострадал только чудом. В 41-м фашисты заняли город в первый же день без боя. А в 44-м наши войска так быстро наступали, что гитлеровцы просто не успели взорвать мины, которыми щедро нашпиговали башню перед отступлением...

 

Как вежу под пущу "подгоняли"   

Правда, на этом злоключения вежи не закончились. В 50-х годах ее было приказано покрасить в белый цвет. Чтобы соответствовала названию пущи: дескать, существует официальная версия, что название заповедного леса именно от каменецкой башни и происходит. Автором названной "официальной версии" был русский историк Карцев. Фактически, он эту версию просто придумал и выдал за неоспоримую в своей книге, посвященной 300-летию дома Романовых. Очень сомнительно, что господин Карцев видел башню своими глазами, но поскольку другой вежи в окрестностях пущи не было, он решил, что легче "покрасить" ту, что есть, чем неизвестно где искать сведения о более подходящей. Так же решили после войны и местные власти, покрасив башню в белый цвет и решив тем самым проблему символа пущи (вместе с зубром зубчатые края каменецкого столпа надолго сохранили за собой этот почетный, но не совсем правдоподобный статус).

Впрочем, скоро и районное начальство поняло абсурдность той "тематической" покраски. Столп больше не красили. Но и мыть не спешили. Краска попалась прочная, поэтому пару последних десятилетий вежа была непонятного серо-буро-малинового цвета. И только в середине 90-х, когда большие и маленькие белорусские города начали преображаться и наводить порядок, вспомнив о своем достоинстве, вежу почистили. Делали это альпинисты, спускаясь на веревках с 30-метровой высоты, отскребая каждый кирпичик. Зато теперь столп каменецкий  как новенький, Во всей своей яркой пасхальной красе.

А внутри  филиал областного музея с обзорной площадкой наверху.

 

Историки говорят, что в этих местах немело топонимов со словом "белый" и, вполне вероятно, когда-то где-то была настоящая белая вежа, давшая название пуще. Но это всего только слова, не подкрепленные пока никакой находкой. Поэтому белой вежей по-прежнему называют каменецкую. В Бресте ежегодно проводится международный театральный фестиваль "Белая вежа" и эмблема его... правильно: столп каменецкий.

Есть у фестиваля традиция: если кто-то из участников привез постановку Шекспира и погода позволяет, смотреть ее едут в Каменец. Играют у подножия вежи, а сама она служит декорацией разыгрываемым страстям пятисотлетней давности, подобные которым она, вполне вероятно, видела «вживую». Вот это, поверьте, действительно впечатляет.

Эмилия ШЕЛЕСТ

«Народная газета». - 18 мая - 2006 г.