Stol-Kam Kamenets

"Каменецкая вежа"

Сведенiя и заметки о малоизвестныхъ и неизвестныхъ памятникахъ И. Срезневскаго.

(Вежа Каменецкая после 1276 года: описание развалинъ.) Санктпетербургъ, 1867. (Выпуск I) Стр. 5 -10. Напечатано по распоряженiю Императорской Академiи Наукъ Санкт-Петербургъ, 2 мая 1867 года. Непременный Секретарь, Академикъ К. Веселовскiй.

(Въ Старославянскихъ памятникахъ слово вежа пишется обыкновенно съ Ь; въ Русскомъ издавна употребляется е:

 на основанiи этой давности оставляю е. Примеч. И.Срезневскаго.)

 

Къ числу драгоценныхъ остатковъ древности въ западномъ крае Pocciи иринадлежитъ местечко Каменець (Брестъ-Литовскаго уезда Гродненской губернiи), на берегу реки Льсны, вытекающей изъ Беловежской пущи и впадающей въ западный Бугъ, ныне местечко, прежде городъ  съ высокою каменною башней, доселе уцелевшей. Это памятникъ XIII века, одно изъ сооружений Владимира Васильковича Волынскаго, умершаго въ 1288 году. Съ самаго вступленiя своего на Владимирскiй столъ, по смерти отца, Василька (по Ипатьевской летописи 6779 или 6780: = 1271 или 1272 года), онъ принужденъ былъ держать свои северныя владенiя въ вооруженномъ положенiи противу Литовскаго князя Тройдена, и чтобы защитить свои города, Берестье (ныне Брестъ-Литовскiй), Кобринъ и другiе, отъ внезапныхъ нападенiй Литовцевъ, онъ задумалъ построить неподалеку отъ нихъ на северъ крепость, выбралъ для этого место на южной окраине Беловежской пущи, на берегу реки Льсны или Лосны, и построивши городъ назвалъ его Каменцемъ. Летопись говоритъ объ этомъ такъ: «Вложи Богъ въ сердце мысль благу князю Владимерови, нача собе думати, абы кде за Берестьемъ поставити городъ. И взя книги пророческыя, да тако собе въ сердци мысля рче... Што ми Господи проявишь грешному рабу Своему. И на томъ стану. Разъгнувъ же книги, и выняся ему пророчьство Исаино: Духъ Господень на мне, его же ради помаза мя, благовестить нищимъ посла мя и целити сокрушенныя сердцемъ, проповедати полоненикомъ отпущенiе и слепымъ прозренiе, призывати лето Господне прiятно и день воздаянiя Богу нашему, утешити вся плачущаяся, дати плачющимся Сiоню славу, за попелъ помазанie и веселье, украшенiе за духъ унынiя. И нарекутся роди правды, насаженiе Господне во славу, и созижють пустыня вечная, запустевшая преже, воздвигнути городы пусты запустевшая отъ рода (Иcaiя LXI: 1 4). Князь же Володимеръ отъ сего пророчества уразуме милость Божiю до себе, и нача искати места подобна, абы кде поставить городъ. Си же земля опустела бе по 80 летехъ по Романе. Ныне же Богъ воздвигну ю милостью своею. И посла Володимиръ мужа хитра, именемъ Алексу, иже бяше при отце его многы городы рубя; и посла и Володимеръ съ тоземьци въ челнахъ возверхъ реки Лосны

(=Лсны, Льстны = Лестны), абы кде изнаити таково место городъ поставити. Се же изнашедъ место таково и пpiеxa ко князю, и нача поведати. Князь же самъ еха съ бояры в съ слугами, и улюби место то надъ берегомъ реки Лысны в отереби е. И потомъ сруби на немъ городъ, и нарече имя ему Каменець, зане бысть земля камена» (Ипат. л. стр. 206). Таже летопись о построенiи этого Каменца говоритъ и въ другомъ месте, упоминая и о башне, воздвигнутой кн. Владимиромъ: «Князь Володимеръ въ княженiи своемъ многы городы сруби по отци своемъ. Сруби Берестiй и за Берестiемъ сруби городъ на пустомъ месте, нарицаемемъ Льстне, и нарече имя ему Каменець, зане бысть камена земля. Създа же въ немъ столпъ каменъ, высотою 17 сажней, подобенъ удивленiю вcемъ зрящимъ нань» (Ипат. Лет. стр. 222). Какъ долго строился этотъ городъ, когда достроенъ, не известно; но въ 1287 году, вероятно, онъ былъ уже готовъ, судя потому, что князь Владимиръ въ этомъ году могъ въ немъ остановиться больной, съ княгинею и съ дворомъ, на продолжительное время, и принимать въ немъ пословъ: «И пoеxa до Любомля со княгинею и со слугами своими дворьними.

Изъ Любомля noеxa до Берестья, и перебывъ во Берестьи два дни пoеxa до Каменца. Ту же и лежаше въ болезни своей во Каменьци... Минувшимъ же днемъ неколицемъ приехаша слуги его къ нему въ Каменець,   иже то были въ Ляхохъ на войне съ Татары...

И приеха къ Володимеру посолъ его (Мьстислава) въ Каменець, поведая речь Мьстиславлю.

 По семъ же поеха изъ Каменца до Раю» (Ипат. Лет. стр. 214).

 Прежнiй городъ  ныне местечко; прежде грозная вежа стоить теперь хоть и твердыней, но какъ развалина.

Въ какомъ именно виде уцелелъ этотъ городъ теперь, ясно изъ следующихъ строкъ письма ко мне г. Будзиловича, писаннаго на месте 2 августа 1864-го года: «Местечко Каменецъ-Литовскъ стоить на рубеже огромной Беловежской пущи  известной родины зубра, на поемномъ берегу сплавной весною въ половодье реки Льсны (вытекаетъ изъ Беловежской пущи и впадаетъ въ западный Бугъ). Несколькими руслами, змейкой вьется она въ заросшихъ трясучихъ берегахъ. Только душегубка скользитъ по ровной поверхности темныхъ нуртовъ спокойно катящейся реки... Каменецъ далеко слыветъ своей рыбой и еще огурцами ... Местность ровной покатостью поднимается въ обе стороны ръки; крутыхъ возвышенiй нетъ, кроме насыпей, о которыхъ слово впереди. Грязные дворяне Палестины живутъ въ средине местечкакругомъ лавокъ и базара; предместья и боковыя улицы занимаютъ мещане. Церковь, костелъ, Жидовская школа, все какъ въ любомъ местечке здешняго края. Только тутъ носится духъ далекаго прошедшаго и самый недалекiй изъ местныхъ крестьянъ скажетъ, что было, чего нетъ: Литовская улица не разъ была дорогой королей; шесть православныхъ храмовъ указываютъ на былую численность населенiя; загадочный столбъ стоитъ живымъ свидетелемъ многихъ вековъ.

Местечко тянется съ востока на западъ версты на 3 (прежде на 5). На В. стороне, где, теперь чистое поле, стояла одна церковь, но по ней и следъ простылъ; другая стояла на 3.: по преданно она cгoрелa: «Людкове кажуть, що недалечка бувъ броварь, та яко почавъ вунъ горити, одна бачь бочка съ горилкою покотилася подъ церковь, такъ-то церковь и згорила. Нутечка но крьжь тамъ стоитъ  бульшь ничого не бачити». Одна еще церковь стояла на «кладучей»  вероятно насыпной гopе: тамъ стоитъ крестъ и две ветряныя мельницы. Одна только долинная Воскресенская церковь сохранилась лучше  объ ней то я вамъ давече (Г. Будзиловичь употребилъ слово давече, упоминая о времени не очень близкомъ ко 2-му августу, когда писалъ: о мае месяце. Давече отъ даве (какъ нынече отъ ныне), по коренному своему значенiю (ср. давьнiй), конечно, могло бы быть употребляемо и въ такомъ смысле но общее употребленiе его для означенiя времени очень недавняго (обыкновенно прошедшихъ часовъ того же дня) ставитъ это старинное значенiе въ число областныхъ страннocтeй.) разсказывалъ. Древность ея очень неопределенная. Никакихъ письменныхъ свидетельствъ нетъ. По преданiю она при дедахъ дедовъ нашихъ старожиловъ уже валилась и была отстроена въ прежнемъ виде. А вотъ теперь она опять совершенно покосилась, стены вышли изъ угловъ, подвалы и доски въ стенахъ погнили, куполъ осунулся въ средину ветхой досчатой крыши: по всемъ признакамъ она въ на стоящемъ виде простояла не одно столетiе. Въ нашемъ крае вы редко встретите церковь, построенную крестомъ: больше все какъ костелы, въ форме длиннаго сарая, часто крытыя соломой. Церковь Воскресенская построена крестомъ съ 4 приделами и 5 крестами на верху, след. не позже конца XVI века когда всего сильнее обнаружилась Польско-Латинская пропаганда въ нашемъ крае и введена пресловутая Унiя. Я не знакомъ съ Teopieю искуствъ и не могу определить, къ какому стилю принадлежитъ роскошная стенная живопись и иконы этой церкви; но и для неопытнаго глаза она представляетъ что-то особенное, редкое въ здешнемъ крае. Иконостасъ въ ней небольшой и царскiя двери очень миньятюрны. Наместная икона Спасителя очевидно подновлена очень неудачно , выраженie лица совершенно испорчено. Храмовой образъ Воскресенiя довольно оригинальный: внизу въ перспективе множество бесовъ  въ свиныхъ и другихъ образахъ. Зато живопись восточной запрестольной стены превосходная: 12 апостоловъ во весь ростъ и 10 господскихъ праздниковъ, все съ Славянскими надписями, хорошо сохранились и прекрасной живописи. Вотъ тутъ собственно старина, остатки древняго православiя въ здешнемъ крае. Много иконъ перенесено изъ Воскресенской церкви въ новую Семеновскую, все замечательной живописи.

Да еще при входе въ старую церковь поражаютъ две иконы мастерствомъ редкой живописи..  Стены раскрашены тоже довольно искусно, но уже въ позднейшiя времена блаженной памяти Унiиподъ сильнымъ влiянiемъ Латинской живописи: святые въ монашескомъ виде, подъ сенiю деревъ молятся съ необыкновеннымъ смиренiемь и горько плачутъ о сладостяхъ рая  все это совершенный контрастъ православному изображенiю созерцающего пустынника хоть бы св. Oнyфрiя, котораго образъ тоже остался въ этой церкви. Облаченiя святыхъ все обыкновенныя, иногда съ примененiемъ къ Палестинскому климату, кроме архангельскаго шишака, щита и копья, довольно оригинальныхъ. Собственно светской живописи, въ роде портрета, я нигде не нашелъ: было время снять, если где и была. Не могу не прибавить, что скоро начнется, уже утвержденная епископомъ, перестройка этой церкви въ древнемъ виде, но въ, меньшемъ размере. Горько думать, что превосходная , но несколько потемневшая живопись можетъ попасть въ руки какого нибудь провинцiяльнаго маляра, который не поцеремонится переделать все на свой ладь, или что выбросятъ все старое, что древность пойдетъ на чердаки...

Другой замечательный остатокъ почтенной дедовской старины  громадная каменная башня, oтъ которой местечко получило свое названiе. Местныя сведенiя объ ней весьма смутны и преданiе не лишено чудеснаго элемента. Наши старожилы говорить, что ее строили великаны («верблюды»...), стоя на коленкахъ, во удивленiе грядущему поколенiю: не было топора, и ступилъ верблюдъ однимъ шагомъ за 2 версты и прозвалась отъ того деревня Ступичевомъ. Одинъ крестьянинъ разсказывалъ мне даже, что столбъ  надгробный памятникъ вождю всрблюдовъ. Говорятъ, что есть документы о времени и цели построенiя этой башни, что они найдены въ старой Воскресенской церкви и отосланы въ Петербургъверно, въ Публичную библiотеку. Одинъ здешнiй археологъ пересказывалъ мне наизусть эту бумагу, изъ которой видно, что столбъ построенъ въ XIII веке Волынскими князьями, какъ пограничная сторожевая крепостца. Башня по своему положенiю и устройству совершенно соответствуеть этой цели. Какъ центръ многихъ старыхъ городовъ, Бреста-Литовскаго, Кобрина, Шерешева, Бельска, Высоко-Литовска и другихъ, Каменецъ былъ важнымъ стратегическимъ пунктомъ. Внушающая толщина зубчатыхъ стенъ башни (1 сажень и 2 вершка) даетъ поводъ заключить, что она была въ свое время крепостью. Поднимаясь на значительную высоту (12 саж. 2 аршина), она владеетъ большимъ пространствомъ вдаль; особенно къ северо-востоку ее видно на разстоянiи 15 верстъ. Самая гора, на которой стоить башня, на самомъ берегу реки, по всемъ признакамъ насыпная: правильный круглый видъ и крутой подъемъ на высоту 2 саженей доказываетъ это.  Дiаметръ столба 6 саженей. Онъ разделялся на 4 этажа: первый сохранился со сводчатымъ потолкомъ; отъ другихъ этажей осталось несколько перегнившихъ деревянныхъ балокъ. Окна узкiя (4 вершка), длинныя (въ ростъ человека) верно для военныхъ действiй; только на 4 этаже четыре большихъ окна, въ 4 стороны света, верно для наблюденiй и 5-е узкое (для действiй?) Вверху сводъ; стены оканчиваются тупыми зубцами; внизу большой каменный погребъ. Столбъ построенъ изъ краснаго кирпича; глиняная смазка и известковые кирпичи такъ отвердели веками, что весь столбъ словно одинъ большой камень. Попытка помещика, покойнаго Косаржсвскаго, разбить столбъ на кирпичь, кончилась ничемъ: нельзя отбить ни одного целаго кирпича. Теперь столбъ стоить пустой, ни къ чему негодный. Летъ десятокъ тому назадъ, разсказываютъ местные жители, всякое воскресенiе и праздникъ виднелась на столбе хоругвь: пока не отойдетъ обедня нельзя было начинать торга на базаре. Сводъ столба покрыть пластомъ песку, и на немъ растетъ теперь зелье и деревца».

Г. Будзиловичь доставилъ мне и рисунки какъ деревянной церкви, такъ и башни.

Нельзя опустить изъ виду и того, что, по сказанiю летописца, какъ выше сообщено, и задолго до Владимира Васильевича, при его деде Романе, умершемъ въ 1205 году, страна, где построенъ былъ Каменецъ, была населена, и уже после Романа опустела: есть следовательно надежда найдти близь Каменца остатки отъ времени более древняго, отъ XII века, если не древнее.

 

(Текст приблизил к современной транскрипции Максимович Михаил Михайлович.)

 

Р.S.: ...подъ именемъ камня разумеется ножъ, сделан. изъ кремниеваго камня, которымъ совершали обрезанiе.

("Полный Церковно-Славянскiй Словарь". Стр. 243).

Камень краеугольный - I. Христосъ, Глава и основанiе церкви Своей

(1 Кор. 3:11; Псал.117:22; Ис. 28:16; Матф. 21:42; 1 Петр. 2:4,6).

...снимите крайнюю плоть с сердца вашего. (Иеремия: 4:4).

...и покоилась земля восемьдесят лет. (Судей: 3:30).

Каменобiенiе и каменованiе (Второз. 17)= казнь. положенная въ народе израильскомъ на злодеевъ или великихъ законопреступниковъ. Каменованiе происходило таким образом: если доказано было на суде свидетелями, что такой-то заслуживалъ эту казнь, то выводили его загородъ

(Лев. 24, 23. Второз. 22, 24) на устроенное для сего место, на два локтя отъ земли возвышенное, и если осужденный приводилъ на память дорогою что к своему оправданiю, то возвращали его на судище, а если не могъ оправдаться, то, связавши его и раздевши донага, ставили его на колена, и давали ему вина съ ливаномъ; потомъ первый изъ свидетелей бросал на него камень въ голову, и если осужденный с одного разу не умиралъ, то другой свидетель большим камнем поражал его: когда же и после того преступникъ оставался живъ, то уже весь народъ метал на него камни.

("Полный Церковно-Славянскiй Словарь". Стр. 242).