Stol-Kam Kamenets

Лицемерие - это вера, лишенная Любви.

 

Сынъ Божiй, разсуждаетъ Св. Златоустъ, сообразно своему предназначенiю взыскать и спасти погибшее, непрестанно миловалъ, исцелялъ, воскрешалъ: между темъ Онъ долженъ былъ хотя единожды явить, что, будучи Спасителемъ Mipa, Онъ есть вместе и будущiй Судiя человековъ; и что благость Божiя, и при Его всесильномъ ходатайстве, никогда не можетъ обратиться въ потворство неправде и лукавству. И вотъ, для сего святаго опыта суда и отмщенiя, избирается не человекъ какой либо, даже не существо одушевленное, а бездушная смоковница, дерево, которое въ Палестине, по многочисленности его, не имело никакой цены, стоя при пути, не составляло ничьей собственности, и, судя по его непдодности, само по себе уже было близко къ тому, чтобы засохнуть; такъ что проклятiе его состояло, можно сказать, более въ чудесномъ обнаруженiи поврежденiя, въ немъ уже скрывавшaгося, нежели собственно въ лишенiи его плодотворности.

Въ мысляхъ Богочеловека поступокъ Его со смоковницею могъ образоваться, такъ сказать, самъ собою. Теперь, при возвращенiи въ Iерусалимъ безплодный, равно какъ и вчера при входе въ него, господствующимъ помысломъ въ душе Iисуса Христа явно была мысль о нравственномъ безплодiи и душевномъ ожесточенiи своихъ соотечественниковъ, о томъ, какъ мало разумеютъ они время посещенiя Божественнаго, какъ худо соответствуютъ любви Божiей, явившейся имъ въ лице Единороднаго Сына Своего! Те самые, отъ коихъ надлежало бы ожидать безпристрастiя, готовности ко всему полезному, любви къ истинe и Религiи, Первосвященники и книжники суть низкiе человекоугодники, безчестные самолюбцы. Нигде нетъ плодовъ истинной веры и любви, а между темъ все покрыто листьями: везде видна внешняя набожность; все разсуждаютъ о законе, вопiютъ противъ порока. Въ сихъ печальныхъ мысляхъ представляется дерево, по виду обещающее весьма много плодовъ. «Ужели и ты, подобно Синагоге, носишь одну личину, обманываешь другихъ?» Приходятъ къ дереву и находятъ его совершенно безплоднымъ. «По крайней мере, ты послужишь урокомъ для другихъ; Я покажу на тебе, какъ худо лицемерie (противъ лицемeровъ Господь всегда воставалъ съ особенною силою): отселе да не будете отъ тебя плода во векъ!»

Вступивъ въ городъ, Господь пошелъ прямо во храмъ. Еще чувство святаго негодованiя, возбужденное мыслiю о лицемерахъ, изображаемыхъ смоковницею, не соверщенно успокоилось, какъ представился новый предметъ, способный возбудить праведный гневъ во всякомъ, кто хотя мало ревновалъ по славе Бога Израилева. Внешнiе притворы, ведущiе въ храмъ, вместо молящихся наполнены были торжниками, изъ коихъ одни продавали вещи, принадлежащiя къ Богослуженiю, другiе занимались промeномъ иностранной монеты на Еврейскую. Великое число продающихъ, еще большее продаваемыхъ вещей, столы съ деньгами, лавки для продавцевъ, всякаго рода жертвенныя животныя, торги, споры, обманъ, раздоры, производили то, что во всемъ Iерусалиме не было места, столько безпорядочнаго и шумнаго, какъ притворъ Соломоновъ. И сей-то самый притворъ былъ издавна предназначенъ для входа и молитвы язычниковъ, коимъ не позволялось проникать далее!.... Следствiемъ вышеозначеннаго безпорядка было то, что разсудительный Грекъ или Римлянинъ, пришедшiй по влеченiю сердца въ Iерусалимъ и храмъ Соломоновъ, долженъ былъ, вместо назиданiя, терпeть здесь шумъ и все неудобства, какимъ подвергаются на торжищахъ! Удивительно ли, если онъ въ такомъ случае, вместо благоговенiя къ Богу Израилеву невольно получалъ худыя мысли о Его служенiи и служителяхъ ? Такимъ-то образомъ Пресвятое Имя Божiе хулимо было ради самаго Израиля во языцехъ!

Не недостатокъ другаго мъста былъ причиною что часть храма превратили въ торжище. Внизу, при подошве горы, на коей стоялъ храмъ, и за его оградою довольно оставалось пустаго пространства , где можно было расположиться торжникамъ. Но тамъ надеялись менее выгодъ и по не столь многой и высокой плате за право торговли старейшинамъ храма; а въ семъ последнемъ и состояло все дело. Корысть была душею безпорядка, который, находясь подъ покровительствомъ самыхъ начальниковъ, усилился до высочайшей степени, хотя изъ лучшихъ людей давно все имъ были недовольны.

Iисусъ Христосъ, при самомъ началe служенiя своего, въ первую Пасху, уже объявилъ Себя противъ торга въ храме, и изгналъ изъ него торжниковъ. Теперь это было еще необходимее. Позволивъ именовать Себя всенародно Сыномъ Дави-довымъ, то есть, Mecсieю, Онъ симъ самымъ какь бы наложилъ на Себя обязанность предъ народомъ стать противу безпорядковъ, вкравшихся въ Богослуженiе: потому что все верили и ожидали, что однимъ изъ главнейшихъ действiй будущаго Мессiи должно быть исправленiе Богослуженiя и возстановленiе древняго благочестiя и благочинiя. Притомъ безпорядокъ былъ такъ великъ, и по следствiямъ своимъ такъ важенъ, что вопiялъ самъ противъ себя. Святая ревность объяла сердце Iисусово! Съ видомъ Посланника Божiя и темъ гласомъ, предъ коимъ всегда трепетали грешники и лицемеры, Онъ требуетъ, чтобъ притворъ былъ немедленно очищенъ. Ученики, зрители, жители Iepyсалима, иностранцы одобряютъ требованiе; самые торжники невольно чувствуютъ, что зашли не въ свое место; и безмолвно повинуются. Некоторые медлятъ, хотятъ упорствовать; но симъ только раздражаютъ народъ, который повеленiе Сына Давидова принимаетъ за веленiе самаго Бога. Въ несколько минутъ животныя выгнаны, столы и седалища опровергнуты, мешки съ деньгами выброшены; всё приняло новый лучшiй видъ; и на мисто прежняго мятежа заступила тишина и устройство. Благочинiе простерто до того, что никому не позволялось теперь пронести чрезъ притворъ какую либо постороннюю вещь. Къ этому действiю, для вразумленiя непонимающихъ его, присоединено и поученiе. «Несть ли писано, говорилъ Господь, храмъ Мой храмъ молитвы наречется всемъ языкомъ; вы же (съ своимъ корыстолюбiемъ) cотвористе его вертепъ разбойникомъ!" Кто имелъ уши слышать, на того эти слова Пророка, приведенныя Спасителемъ, должны были действовать весьма сильно. Въ нихъ открывалась истинная точка зренiя, cъ которой надлежало смотреть и на безпорядокъ, допущенный Первосвященниками, и на ревность противъ него Сына Давидова. Быть домомъ молитвы для всех народовъ это составляло самое возвышенное предназначенiе храма Iерусалимскаго, которое имелъ въ виду еще основатель его Соломонъ. Храмъ сей долженствовалъ быть, так сказать, всемiрнымъ, въ коемъ могли бы находить пристанище все возвышенныя и добрыя души древняго мipa, ищущiя, по выраженiю Платона, единаго Отца природы и человековъ. После плена Вавилонскаго, около временъ

Iисуca Христа, предназначенiе ciе былo темъ нужнеe и темъ удобнее и полнее могло быть достигаемо, что съ развитиемъ въ роде человеческомъ силъ умственныхъ, многобожiе начало упадать само собою, и во всехъ народахъ, особенно Грекахъ и Римлянахъ, отчасу более являлось людей, требующихъ поклоненiя Единому. Многiе изъ язычниковъ потому самому приходили во Iерусалимъ, желая быть свидетелями Богослуженiя Iудейскаго; а многiе обращались даже въ Iудейство. При такомъ положенiи вещей, какъ много значило благочинie въ храме Iудейскомъ? И какъ важенъ былъ притворъ Соломоновъ, предназначенный для язычниковъ! - Если царица Савская почувствовала большое уважение къ Соломону, бывъ свидетельницею

благочинiя и порядка, господствовавшаго при дворе сего Государя: то какого благотворнаго действия надъ сердцемъ язычниковъ не могли произвести обряды Богослуженiя Еврейскаго, если бы въ храме все соверщалось по учрежденiю и въ духе Моисея, Соломона и Ездры! Но все сiи величественные виды были опущены изъ вниманiя : невежество и

своекорыстiе Первосвященниковъ все превратило, унизило; и домъ всемирной молитвы походилъ на вертепъ разбойниковъ!.... Изъ слушателей Господа, вероятно, немногiе вполне могли постигать Его высокiя мысли о предназначенiи храма: впрочемъ все слушали Его съ особеннымъ вниманiемъ, и показывали къ Нему отчасу большее усердiе, как бы предчувствуя, что Божественному Светильнику недолго остается гореть на свечнике. Темъ обильнее, конечно, были беседы къ народу Господа, Который всегда пользовался расположенiемъ своихъ слушателей, чтобы действовать на их умъ и сердце. Прежде Ему нельзя было говорить о многом, - по крайней мере всего; теперь, так сказать, у подножiя креста Своего, Онъ могъ безпрепятственно сказать народу все, о чем ему было нужно и полезно знать.

При наступленiи вечера, Господь опять удалился въ Вифанiю.

На другой день, когда Iисусъ Христос съ учениками своими опять возвращался въ Iерусалимъ, проклятая смоковница уже оказалась совершенно засохшею. Явленiе сiе сильно поразило учеников, особенно Петра, который слова Учителя, произнесенныя къ смоковнице, принималъ, повидимому, не за решительное проклятiе, а за одно выраженiе неудовольствiя. «Равви, воскликнулъ онъ, посмотри! смоковница, которую Ты проклялъ, уже засохла!» Учитель не показалъ никакого вида, что замечанiе Петра Ему прiятно: напротивъ тотчасъ далъ выразуметь, что для людей, предназначенныхъ действовать отъ лица самаго Бога для блага всего человечества (каковы были Апостолы) подобныя явленiя, такъ сильно поражающiя воображенiе людей чувственныхъ, не должны заключать въ себе особенной важности а должны быть какъ бы естественны и обыкновенны. «Имейте, рекъ Господь, - веру Божiю (совершенную и всецелую)! Аминъ бо глаголю вамъ, яко аще имате веру и не усумнитеся, не токмо смоковничное (что сделано съ смоковницею) сотворите; но аще речете и горе сей (предъ глазами учениковъ былъ Елеонъ) двигнися и верзися въ море, будетъ; и вся, елика аще молящеся просите, веруйте, яко прiимете, и будетъ вамъ. (Не для того ли между прочимъ и проклята смоковница, чтобы показана была на опыте ученикамъ сила веры ? Богочеловекъ совершенно зная своихъ учениковъ, не могъ не предвидеть, что исполненiе проклятiя надъ смоковницею приведетъ ихъ въ изумленiе и дастъ Ему поводъ преподать имъ, незабвенное по сему случаю для нихъ наставленiе въ вере). - Но вы должны твердо знать, присовокупил Господь, что, приступая къ такой молитве, вам надобно прощать всё, что вы имеете на кого либо; иначе и Отец небесный не проститъ вамъ согрешенiй ваших; а безъ сего прошенiя ваши не могут иметь никакой силы.

Последнее наставленiе, повидимому не совсемъ ожиданное, было весьма благовременно для учениковъ, кои имели въ немъ большую нужду, и именно

теперь. Ибо, при всей доброте ихъ сердца, въ нихъ еще небыло того безкорыстiя и самоотверженiя, кои так необходимы въ людях, предназначенных быть непосредственными провозвестниками воли и путей Промысла и, въ следствiе сего предназначенiя, снабженных властiю повелевать силами природы. Для нихъ, напримеръ, казалось еще похвальнымъ деломъ низвести съ неба огнь для истребленiя целыхъ селений за то единственно, что жители ихъ не оказали Учителю и имъ должнаго уваженiя. При такомъ расположенiи духа учениковъ, вчерашнiй поступокъ ихъ Учителя съ смоковницею, будучи превратно понятъ, могъ усилить въ нихъ ту неправильную и недостойную ихъ мысль, что Посланникъ Божiй имeетъ право употреблять даръ чудесъ по личнымъ своимъ видамъ, и даже въ отмщенiе врагамъ своимъ. Темъ нужнее посему было напомнить, что веpa безъ любви ничего не значитъ, какъ во всякомъ человеке, такъ наипаче въ Посланнике Божiемъ. Ученики, безъ сомнения, поняли, къ чему клонилось наставленiе о прощенiи обидъ. Между темъ наставленiе cie

весьма полезно теперь и для насъ темъ, что pешительно показываетъ, въ какомъ расположенiи духа проклята смоковиица. Если бы въ семъ случае постунлено было по личному неудовольствiю, то поступившiй такимъ oбразомъ не сталъ бы разcуждать по сему случаю о великодушiи и любви ко врагамъ.

Ученики молчали, не смотря на то, что обещанiе, данное Учителемъ, было еще чудеснее поступка Его съ смоковницею; молчали потому, что Господь говорилъ съ особенною уверительностiю, и что чудесное въ деянияхъ Его давно расположило ихъ верить безпрекословно всему чудесному въ словахъ.

Подлинно чудесному! Обещать человеку, что онъ будетъ однимъ словомъ переставлять горы!... Такое обещанiе надлежало бы почесть какимъ либо иносказанiемъ, даже мечтательностiю, если бы оно дано было не Темъ, Коего слова суть: ей и аминь. Между темъ, столь удивительное обещанiе дано не однимъ Апостоламъ, а всемъ именно всемъ верующимъ! Мы увидимъ, какъ при другомъ случае, решительно будетъ сказано, что всякiй истинный последователь Iисусовъ не только сделаетъ то, что Онъ сделалъ (такiя же чудеса), но еще более. Решительность истинно Божественная! Не такъ поступаютъ лжеучители: лжепророкъ Аравiйскiй всеми способами отклонялъ отъ себя обязанность сотворить какое либо чудо: Божественный Основатель христiанства не только Самъ непрестанно творилъ чудеса, но и обещалъ даръ чудотворенiя всемъ своимъ последователямъ! Обещалъ, и исполняетъ на самомъ деле. Исторiя Святыхъ мужей, просiявшихъ благочестiемъ, есть вместе исторiя чудотворенiй: некоторые изъ нихъ совершили действительно чудеса, многочисленнее Евангельскихъ.

 

                                                                                                          (Автор неизвестен, ввиду отсутсвия титульного листа книги.)